МЕЖДУНАРОДНЫЙ ЖЕНСКИЙ ДЕНЬ

Концепция празднования Международного женского дня непосредственно связана с изменением государственной политики в отношении женщин. Праздник 8 Марта возник благодаря женскому движению и первоначально представлял собой политическую акцию. Согласно одним источникам, эта дата была выбрана немецкими женщинами для демонстрации политической солидарности, поскольку именно 8 марта 1848 г. прусский король, столкнувшийся с вооруженным восстанием, пообещал ряд реформ, включая избирательное право для женщин, которое, однако, так и не было им принято. В других источниках история международной солидарности женщин восходит к 8 марта 1908 г., когда женщины, работающие на одной из текстильных фабрик Нью-Йорка, объявили забастовку с требованием улучшения условий работы. Хозяин фабрики запер снаружи одно из помещений с бастующими, и, в результате случайного возгорания, 129 женщин, не имеющих возможности выбраться из цеха, погибло в огне. Роза Люксембург предложила в память об этой трагедии, а возможно, сопоставив два вышеназванных исторических события, отмечать 8 Марта как день интернациональной солидарности женщин, и в 1910 г. на международной конференции в Копенгагене социалистки приняли решение о праздновании "Международного Женского Дня". Впервые этот праздник, а скорее, политическая акция, отмечался 19 марта 1911 г. в Германии, Австрии и Дании; есть свидетельства, что в России этот день отмечался с 1913 г. В 1917 г. с демонстрации женщин-работниц началась Февральская революция (8 марта по старому стилю - 23 февраля по новому), которая принесла долгожданные права русским женщинам - в том числе право на высшее (университетское) образование и профессиональный труд.
Ритуалы и символы празднования Международного женского дня в России непосредственно связаны с меняющимися политическими и культурными кодами женственности (феминности). Политическая направленность праздника в дореволюционный период и первое десятилетие советской власти определялась эмансипаторской риторикой женского движения и социалистической идеологией, будучи обусловлена необходимостью привлечения женских масс к активной политической деятельности.При наличии в СССР ограниченной системы средств массовой информации, инструментальный и креативный потенциал Международного женского дня использовался большевиками в целях пропаганды целей и задач революции среди полуграмотного населения (Chatterjee). В первые годы советской власти большевики в соответствии с политической необходимостью в тот период, создали и реформировали образ новой советской женщины, определили ожидаемые от нее роли и обязанности, причем язык празднования 8 Марта использовался, чтобы усилить именно общественную сторону жизни советской женщины. При этом большевистская идеология настойчиво подчеркивала классовый характер равноправия, отдавая приоритет интересам и потребностям женщин "трудящихся" классов - рабочих и крестьянок. Начиная с 1920-х гг., 8 Марта из политической акции женщин борьбы за свои права превратился в Международный день работниц и получил официальный статус праздника, хотя и не был выходным днем. Международный женский день использовался большевиками для конструирования нейтрального публичного пространства в противовес традиционной для женщины приватной сфере (Chatterjee). В официальных обращениях партии и правительства к трудящимся женщинам, постановлениях, принятых к Международному коммунистическому женскому дню - отсутствие всякой лирики. Здесь "самоотверженные и мужественные" женщины как важнейший ресурс политической лояльности и экономической стабильности ставятся на один уровень с мужчинами, раскрепостившись от цепей рабства и мелкособственнического уклада жизни, приобщаются к политической и общественной деятельности, в частности, благодаря новой семейной политике, допускавшей аборт и разводы.
С начала 1930-х годов на Международный женский день пресса регулярно утверждала, что в СССР женщины не только радовались формальному правовому равенству, но и пользовались равными правами на практике. Масштабы празднования международного женского дня приобретали государственный размах. Публичный характер праздника активно поддерживался международным движением женщин за свои права. Из публикаций праздничных выпусков газет этих лет следует, что Международный женский день отмечали в целом ряде государств, включая Советский Союз и Китай, Англию, Германию, другие страны Европы и Америки, где существовало женское рабочее движение. Счастливое положение трудящейся женщины социализма постоянно сравнивалось с бедственным положением женщин в буржуазных странах. В течение всех военных лет в праздничных выпусках газет формируется образ женщин как патриоток, которые боролись с фашистами на фронте, выхаживали раненых и ликовали по случаю триумфальной победы Красной Армии над врагом, однако даже в праздничном дискурсе женщины уходят на второй план по сравнению с их сыновьями, мужьями и отцами, а также с "Отцом народов" - И. Сталиным. В военный и послевоенный период пропаганда материнства была созвучна идеологии антиабортного законодательства 1936 г.; в галерее женских образов появляются матери-героини, тем самым вносится вклад в конструирование культа материнства, представляемого как высшее право женщины при социализме, социальная ответственность женщин перед государством, которой нельзя избежать (Buckley).
Со второй половины пятидесятых годов происходит символическая приватизация праздничного пространства 8 Марта при одновременном увеличении его масштабов, что воплощается в практиках потребления, способах освоения праздничного пространства-времени. Несмотря на то, что со второй половины 1950-х гг. в публичном дискурсе 8 Марта все еще остается "смотром достижений советских женщин", Международный женский день становится всенародным праздником, трансформируясь в праздник всех женщин, невзирая на возраст и статус занятости. В прессе, выпускающейся ко дню 8 Марта в 1970-1980-е гг., официальные обращения к женщинам сменяются камерными поздравлениями в их адрес. К "трудящимся советским женщинам" все чаще обращаются как к просто женщинам, женам, матерям, подругам. В середине 1980-х гг. публичный дискурс и социально-экономические реалии возвращают женщину в семью, постепенно происходит и деполитизация "женского праздника", его публичное пространство приватизируется. К 1990-м гг. увеличивается количество сатирических образов в выпусках газет, посвященных Женскому дню; революционный пафос полностью исчез. В символическом ряду этого праздника знаки эмансипации и материнства вытесняются кодами приватности, интимности, подчеркивая новые акценты в образе феминности. Празднование 8 Марта подчиняется законам общества массового потребления, занимая свое место в империи "праздничного бизнеса". Наблюдается "модификация патриархатной идеологии, которая из государственно-патриархатной становится либерально-патриархатной" (Тартаковская. С. 246-265).
Современные практики празднования 23 Февраля и 8 Марта связаны не только с приватизацией политического, но и подчеркивают гендерный дисбаланс: 8 Марта воспринимается сегодня как "женский день", а 23 Февраля - как День защитника Отечества, праздник "профессиональной маскулинности" (см. Маскулинность). Образ женщины как защитницы Отечества маргинален и присутствует лишь в официальном дискурсе, а участники празднования в приватном пространстве чествуют мужчин, вне зависимости от их отношения к Вооруженным Силам. Структура праздников, сфокусированных на гендерных идеалах, комплементарна: 23 Февраля и 8 Марта сегодня образуют единую систему созависимых и взаимодополняющих ритуальных практик.
Политические традиции 8 Марта до сих пор активно поддерживаются в некоторых странах, в том числе женскими движениями Австралии, а в конце XX - начале XXI вв. во многих странах этот праздник обретает второе рождение, становясь новым символическим ресурсом женских движений, в частности, в этот день устраиваются акции против насилия, проводятся презентации кризисных центров, международные форумы женских и правозащитных организаций.
International Women's Day (англ.)
Литература:
Тартаковская И. Мужчины и женщины в легитимном дискурсе // Гендерные исследования, N 4 (1/2000): Харьковский центр гендерных исследований. С. 246-265.
Buckley M. Women and Ideology in the Soviet Union. New York, London: Harvester Wheatsheaf, 1989.
Chatterjee Ch. Celebrating Women: Internationnal Women's Day in the Soviet Union, 1917-1939. Indiana: Indiana University Bloomington, 1991.
History of International Women's Day in words and images: <http://www.isis.aust.com/iwd/stevens/contents.htm>
© Е. Р. Ярская-Смирнова, Г. Г. Карпова


Термины гендерных исследований 

МЕТОДЫ КВОТИРОВАНИЯ →← МЕЖДУНАРОДНЫЙ ГОД ЖЕНЩИН

T: 0.112454161 M: 3 D: 3