ИСТОРИЯ МУЖЧИН

- дисциплина, занимающаяся изучением конструирования и репрезентации маскулинностей в обществах прошлого. С недавнего времени употребляется также новый термин-синоним историческая андрология.
История мужчин появилась как реакция на историю женщин (см. Историческая феминология) и как попытка уравновесить крен в сторону изучения женщин, сложившийся в гендерных исследованиях в 70-80-х гг. XX века. История мужчин начала развиваться с середины 80-х гг. и сосредоточилась на том, как и почему политика, военное дело и войны стали конструироваться как естественно мужские сферы действия. Такой подход к традиционным проблемам позволил специалистам внести много нового как в гендерную историю, так и в историю вообще. Прежде всего, специалисты настаивают на том, что понятия маскулинность и фемининность формируются в историческом и современном контексте в зависимости друг от друга, не существует фиксированных границ данных понятий, каждая конкретная общественная ситуация создает эти понятия заново, но не отдельно, а вместе. Таким образом, внося коррективы в процесс гендерного конструирования, историки пытаются продемонстрировать необходимость изучения обоих гендеров, чтобы корректно представлять себе исторические процессы.
Основную проблему исследователи маскулинностей видят в изучении концепции мужской половой роли (см. Гендерные роли) и способов вовлечения мужчин в данные роли и их трансформации на протяжении исторического процесса. Прежде всего, еще в 80-х гг. были отвергнуты утверждения об унитарной половой роли мужчины в обществе, поскольку эмпирический материал, этнографические и антропологические данные этого не подтверждали.Это побудило к пересмотру представления о патриархате как доминирующем общественном устройстве. В результате дискуссии о месте и роли маскулинностей в историческом процессе концентрируются вокруг следующих проблем. Первая из них - это проблема плюральных маскулинностей. Сегодня совершенно очевидно, что разнообразие маскулинностей является историческим фактом, что различные культуры и различные исторические периоды по-разному конструировали мужской гендер. Разительные отличия существуют, например, в отношениях между гомосексуальной практикой и доминирующими формами маскулинности. В мультикультурных обществах определения и предписания маскулинности обычно сильно варьируются. Существует также множество типов самой маскулинности в границах одной культуры или даже институции. В частности, гегемонический тип маскулинности, связанный с властным доминированием, совершенно не является наиболее распространенной формой маскулинности. Тем не менее, можно говорить о существовании различных типов маскулинностей, наделенных определенным этосом, то есть сходными нормами и правилами поведения, а также этическими ценностями. Среди них мы можем выделить, например, такой тип как рыцарь, или джентльмен, или буржуа, или новый русский. Все они имеют определенный круг "обязанностей" и наделяются определенными чертами, то есть являются результатом типизации.
Проблема коллективных маскулинностей также достаточно важна, поскольку те или иные типы маскулинности поддерживаются и репрезентируются не только индивидуумами, но и группами, и даже общественными институтами. Если мужчина входит в ту или иную социальную группу, он обязан репрезентировать соответствующий ей тип маскулинности. Например, в армии - здесь тип маскулинности под названием "гегемон" через сложную систему социальных практик, разрешений и исключений насаждается каждому, кто связывают свою судьбу с военной карьерой.
Маскулинности поддаются и являются результатом активного конструирования и реконструирования в зависимости от конкретных исторических условий. При этом само конструирование часто может исходить не от мужчин или той группы, в рамках которой данное конструирование происходит. Это рождает противоречия в области желаний и мотивов, лежащих в основе конструирования маскулинностей.
В целом, исторический анализ маскулинностей открывает множество возможностей для пересмотра проблем социальной иерархии, власти и властных отношений в рамках парадигмы развития того или иного общества.
Men's history, history of masculinity (англ.)
Литература:
Гилмор Д. Загадка мужественности // Введение в гендерные исследования. Ч. II: Хрестоматия / Под редакцией С. В. Жеребкина. Харьков: ХЦГИ, 2001; СПб.: Алетейя, 2001. С. 880-904.
Коннелл Р. Маскулинности и глобализация // Введение в гендерные исследования. Ч. II: Хрестоматия / Под редакцией С. В. Жеребкина. Харьков: ХЦГИ, 2001; СПб.: Алетейя, 2001. С. 851-879.
Cohen M. Fashioning Masculinity: National Identity and Language in the Eighteenth Century. L.-N. Y., 1996.
Dawson G. Soldie Heroes: British Adventures, Empire and the Imaging of Masculinities. L.-N. Y., 1994.
Hagemann K., Dudink S. Masculinity as Practise and Representation // Proceedings of the 19th International Congress of Historical Sciences. Oslo, 2000. Р. 283-305.
Sinha M. Giving Masculinity a History: Some Contributions from the Historiography of Colonial India // Gender & History. 1999. Vol. 3. Р. 445-460.
Tosh J. The old Adam and the New Man: Emerging Themes in the History of English Masculinities, 1750-1850 // T. Hitchcock and M. Cohen (eds.). English Masculinities 1660-1800. L.-N. Y., 1999. Р. 217-238.
Tosh J. What Should Historians Do With masculinity? Reflections on Nineteenth Century Britain // History Workshop Journal. 1994. Vol. 3. Р. 179-202.
© М. Г. Муравьева


Термины гендерных исследований 

T: 0.052471275 M: 1 D: 1